Народна Освіта » Світова література » Омар Хайям - Рубайи (читать онлайн, краткая биография поэта, критика)

НАРОДНА ОСВІТА

Омар Хайям - Рубайи (читать онлайн, краткая биография поэта, критика)

ОМАР ХАЙЯМ
(1048-1131)

 

Самый известный поэт средневекового Востока
Омар Хайям оставил нам в наследство яркие философские четверостишия, исполненные размышлений о смысле человеческой жизни и предназначении человека в сложном зыбком мире. И вот уже практически тысяча лет у него есть поклонники и подражатели, переводчики и интерпретаторы.

Родился Омар Хайям в 1048 г. (возможно, несколькими годами раньше) в восточноиранском Нишапуре — одном из величайших городов XI в. Очевидно, его отец принадлежал к ремесленникам-палаточникам. Он дал сыну аристократическое образование, и поэтому юноша имел незаурядные познания в разных сферах наук: серьёзно интересовался физикой, астрономией, геометрией, философией,
историей, астрологией, врачеванием, глубоко изучал Коран — Священную книгу
мусульман. Он в совершенстве знал арабский язык и литературу, профессио-
нально ориентировался в теории музыки. О. Хайям был также одним из самых
знаменитых астрономов своего времени, он принимал участие в разработке
нового мусульманского календаря, которым в Иране пользуются до сих пор.

И хотя основным профессиональным занятием молодого эрудита в юноше-
ские годы стала математика (славу выдающегося учёного ему приносит «Трактат
о доказательствах проблем алгебры и ал-му кабалы», написанный в двадцать пять
лет!), в историю мировой культуры О. Хайям входит именно как мудрец и поэт.
Средневековые правители покровительствовали Хайяму, приглашали его в свои
владения как непревзойдённого философа и учёного, а правитель Бухары, как
отмечают летописцы XI в., даже саживал его возле себя на трон.

Социальный статус учёного, оставившего фундаментальные труды в обла-
сти многих наук, не помешал О. Хайяму стать одним из наиболее выдающихся
гуманистов средневекового Востока. Вышедшие из-под пера Хайяма четверо-
сти ш ия-рубай и раскрывают уникальный духовный мир человека его эпохи,
осознавшего ценность человеческого разума и кратковременность человече-
ского существования на Земле, призывающего радоваться скоротечной жизни
и наслаждаться её яркими моментами, видеть и ценить окружающую красоту.

Из давнего XII в. дошло предание о том, как в последний день своей жизни
(а случилось это 4 декабря 1131 г.), проведённый без еды и питья, Омар Хайям
читал «Книгу исцеления» Авиценны, которая так и осталась недочитанной на раз-
деле «Единичное и множественное». Обратившись к Аллаху с последней молитвой,
он отвесил земной поклон и промолвил: «О Боже, Ты знаешь, что я познал Тебя в
меру своих возможностей. Прости меня, моё познание Тебя — это путь к Тебе», —
и умер с этими словами на устах. Таким кратким изречением об итоге своей жиз-
ни Омар Хайям очень напоминает украинского философа Григория Сковороду,
сказавшего тоже очень лаконично, что этот мир ловил его, но не поймал.

Потомки чтят имя великого учёного, мыслителя, поэта. Омару Хайяму
установлены прекрасные памятники, большая часть из них — в Азии, его имя
носят обсерватория и мемориал в родном Нишапуре, в его честь названы улицы
и библиотеки в разных странах мира, его афоризмы звучат на разных языках
всех континентов Земли.

• Полное имя поэта — Гияс ад-Дин Абу-ль-Фатг Омар ибн Ибрагим аль-Хайям
ан-Нишапури. Состоит оно из нескольких смысловых частей: Гияс ад-Дин («по-
мощь веры») — традиционное уважительное обращение к учёному; Абу-ль-Фатг
Омар — собственное имя Хайяма; ибн Ибрагим — сын Ибрагима; ан-Нишапури
(«нишапурский») — свидетельство о происхождении из города Нишапура. Само
слово Хайям по-персидски значит «палаточный мастер» — это указание на про-
фессию мужчин в роду.

Современные издания поэзии Омара Хайяма

Всемирную известность О. Хайяму в XIX в. принесло англоязычное
издание «Рубайят Омара Хайяма».

Английский поэт Эдвард Фицджеральд (1809-1883) в 1859 г. на собствен-
ные деньга издал переводы тогда малоизвестного в Европе восточного поэта.
Почти два года небольшой тираж этой книги — всего 259 экземпляров — пы-
лился на полках книжной лавки и вдруг стремительно разошёлся, явивши
английским ценителям изящной словесности уникальный поэтический мир
лаконичной восточной мудрости. Вскоре произведения Омара Хайяма стали
популярными в Америке, а затем и в странах Востока. К 1926 г. сборник «Ру-
байят Омара Хайяма» переиздавался 139 раз.

Книга содержала 101 четверостишие, которые Э. Фицджеральд распо-
ложил продуманно, придав им строгую композицию. Таким образом, от-
дельные четверостишия, объединённые тематически, воспринимались как
философская поэма. В то же время составитель сборника не стремился к

дословному или максимально близкому но содержанию переводу шедевров
древнеиранского поэта. Иногда он просто брал хайямовский мотив и воль-
но его обрабатывал, смещал смысловые акценты, изменял эмоциональный
настрой. То есть общая специфика текстов сохранялась, а детали свободно
интерпретировались. Такую разновидность художественного перевода на-
зывают перепевом.

Интересно, что многие современные поэты подражают Омару Хайяму,
используя рубайи как универсальный жанр, способный отображать фило-
софские мысли представителей разных эпох.

Например, украинский поэт Дмытро Павлычко в 1987 г, издал сборник
«Рубах», вступив в поэтический «диалог через века» со средневековым вос-
точным поэтом. В «рубайяте» выдающегося украинского поэта ощущается
отчётливый национальный колорит. Наш современник так же, как и его
прославленный учитель, размышляет о жизни, о предназначении поэта,
о любви, мудрости и вечности.

1

В Хайяма взяв я форму рубаї,
Вподобавши за лаконізм її.

Чи замалу, чи, може, завелику
Одежу матимуть думки мої?

15

Коли я буду явором рости,

Дивитися удалеч з висоти, —

Коханій восени пошлю листочки,

Як посилаю їй тепер листи.

232

Ми не самі у космосі. Вони
Живуть на зорях, як пророчі сни.
Найкращий доказ — наше існування.
І наш порив за межі далини.

 

Рубайи как поэтическая форма

Рубайи — это четверостишия философского содержания, в которых зарифмо-
ваны первая, вторая и четвёртая строки, а третья строка остаётся без рифмы. Её
называют «холостая строчка».

Название стихотворной формы происходит от арабского слова, в переводе имею-
щего значение «четвёртый». Главная мысль поэтической миниатюры подчёркивается
последней строкой.

Поэзия Омара Хайяма — жемчужина
средневековой литературы Востока

В литературной традиции Востока рубайи справедливо считаются одной
из наиболее популярных поэтических форм лирики. Самые древние рубайи
принадлежат таджикскому поэт}' Рудаки (?—941). Этой формой увлекались
поэты тюркоязычных стран и Ирана (в древности — Персия, страна в Юго-
Западной Азии. Современное название носит с 1935 г.). Именно иранский
поэт Омар Хайям сделал рубайи не просто поэтической формой, а отдельным
каноническим жанром.

Существует предположение, что сам О. Хайям не записывал свои рубайи —
эти стихотворные миниатюры легко запоминались слушателями, передавались
из поколения в поколение, и древняя арабская традиция устного сохранения
поэзии позволила им прожить несколько веков без фиксации в поэтических
сборниках. В то же время есть учёные, которые считают, что Омар Хайям всё-
таки записывал отдельные четверостишия на чистых полях своих научных
трудов, благодаря чему уберёг их от забвения.

Первые сборники, содержащие тематически расположенные рубайи, по-
явились только в XV в. Сегодня литературоведы насчитывают около пяти
тысяч четверостиший в жанре рубайи, которые можно считать наследием
эпохи О. Хайяма. Безусловно, далеко не все они принадлежат прославленному
древнеиранскому поэту, хотя близки тематически, содержательно и по форме.

У Омара Хайяма своеобразное художественное восприятие мира. Поэт
многие годы пытался постичь закономерность взаимоотношений человека и
Вселенной, иска! в жизни высшую справедливость, постоянно размышлял о
собственном предназначении.

Читая произведения О. Хайяма, вы должны обязательно помнить, что
перед вами автор средневекового Востока — жёсткого, деспотичного, про-
низанного религиозными догмами и страхом. Однако, не смотря на всё это,
рубайи поражают нас тем, насколько поэт чувствителен к человеческому
в человеке, насколько он хотел бы изменить мир, «чтоб па было преград
стремленьям благородным / и человек мог жить, тоскою не томим». В его
размышлениях о смысле бытия нет и тени страха за собственную жизнь,
смысл и предназначение которой поэт видит не в служении Богу, правите-
лям, идеям, а в постоянном самопознании. Формами такого самопознания
выступают близкие людям всех времён и народов универсальные ценности:
любовь, дружба, поэзия, мудрость, уважение к людям разной веры, разных
национальностей. Для своего времени взгляды Омара Хайяма на жизнь и
человеческую природу были уникальными. Не случайно его считают одним
из самых великих гуманистов Востока.

Давайте прочувствуем, как пронзительно поэт говорит о любви, об
уникальной способности человека переживать сложные эмоции. Пожалуй,
впервые в восточной литературе О. Хайям пишет о стремлении человека
жить сердцем, а не разумом. Сердечные муки его лирического героя часто
связаны с быстротечностью чувств, ощущений, самой жизни. Это, напри-
мер, изумительно тонко выражено через образ просыпающейся поутру розы,
которая распускается и удивляет мир красотой и благоуханием, а под вечер
уже осыпает свои лепестки.

Метафора мимолётности человеческого бытия органична для всей средне-
вековой культуры. И это вполне закономерно. Ведь в средние века человеческая
жизнь, имеющая начало и конец, сравнивалась с вечным божественным про-
мыслом. В таком смысле высшие силы — это океан, а человек — лишь крохот-
ная песчинка в нём; мир — ослепляющий человека круг небес, недоступный
обычной рациональной логике; жизнь — огромная пустыня, по которой чело-
век бредёт нагишом; в конце концов, мир — это волшебный фонарь, а жизнь
человека — только нанесённый на стекло рисунок, «неподвижно застывший
внутри фонаря».

Тональность рассуждений о жизни у средневекового восточного человека
часто пронизана сомнениями, неоднозначным восприятием жизненных за-
кономерностей и авторитетов, в ней есть попытки ответить на вопрос: «В чём
держится душа моя живая?»

Правда, к возможности познать мир и себя в нём О. Хайям относится весьма
скептически: он уверен, что траектория движения мира давно предопределена,
все человеческие жизни срежиссированы некоей высшей силой. Так перед
нашим мысленным взором разворачивается ещё одна универсальная мета-
фора средневековья, в которой жизнь представлена как сцена божественного
театра, Творец — как главный режиссёр, а человек — как послушная кукла в
руках Всевышнего. Фатальная предрешённость жизни в таких координатах
часто заставляла людей покорно принимать её безысходность. Но только не

 

Омара Хайяма! Даже осознавая себя временно
пришедшим в мир актёром мирового кукольного
театра, поэт безгранично любил жизнь, сполна
её познал и подарил нам неподдельное ощущение
её хрупкости и полноты.

Традицией мировой литературы стали по-
этические переводы произведений О. Хайяма.
Достижения на этом поприще есть и у украинской
переводческой школы. Среди лучших украин-
ских переводчиков Хайяма — Василий Мысык,
Дмытро Павлычко, Мы кола Бажан, Владимир
Ляшкевич, Виталий Иващенко, Владимир Ящук,
Дмытро Кононенко, Юрий Хабатюк.

Ниже предлагаем вам рубайи в переводах
русских авторов, которые дадут вам возможность
прикоснуться к удивительному поэтическому
наследию Омара Хайяма.

РУБАЙИ

* * *

В чём держится душа моя живая?

Меня судьба терзает — ведьма злая.

И пища, что она готовит мне,

То — несолёная, то — соль сплошная.

* * *

За мгновеньем мгновенье — и жизнь промелькнёт...
Пусть весельем мгновение это блеснёт!

Берегись, ибо жизнь — это сущность творенья,

Как её проведёшь, так она и пройдёт.

* * *

Ты сегодня не властен над завтрашним днём,

Твои замыслы завтра развеются сном!

Ты сегодня живи, если ты не безумен.

Ты — не вечен, как всё в этом мире земном.

В переводе Германа Плисецкого

* * *

Много лет размышлял я о жизни земной.

Непонятного нет для меня под луной.

Мне известно, что мне ничего не известно! —

Вот последняя правда, открытая мной.

* * *

Как жар-птица, как в сказочном замке княжна,
В сердце истина скрытно храниться должна.

И жемчужине, чтобы налиться сияньем,

Точно так же глубокая тайна нужна.

* * *

Книга жизни моей перелистана — жаль!

От весны, от веселья осталась печаль.
Юность — птица: не помню, когда прилетела
И когда унеслась, легкокрылая, в даль.

* * *

Не оплакивай, смертный, вчерашних потерь,
Дел сегодняшних завтрашней меркой не мерь,
Ни былой, ни грядущей минуте не верь,

Верь минуте текущей — будь счастлив теперь!

* * *

Поутру просыпается роза моя,

На ветру распускается роза моя.

О жестокое небо! Едва распустилась —

Как уже осыпается роза моя.

* * *

Лучше впасть в нищету, голодать или красть,

Чем в число блюдолизов презренных попасть.
Лучше кости глодать, чем прельститься сластями
За столом у мерзавцев, имеющих власть.

* * *

В этом замкнутом круге — крути не крути —

Не удастся конца и начала найти.

Наша роль в этом мире — прийти и уйти.

Кто нам скажет о цели, о смысле пути?

* * *

Удивленья достойны поступки Творца!
Переполнены горечью наши сердца,

Мы уходим из этого мира, не зная
Ни начала, ни смысла его, ни конца.

* * *

Мы — послушные куклы в руках у Творца!

Это сказано мною не ради словца.

Нас по сцене Всевышний на ниточках водит
И пихает в сундук, доведя до конца.

 

* * *

Кружится звёздный мир. И мы, блуждая в нём,

Порой зовём его «волшебным фонарём»:

Снаружи — сфера звёзд, внутри — светильник-солнце,

А мы — движение теней перед огнём.

* * *

Снаружи в этот свод не проникает свет;

Что можно распознать, не ведая примет?

Любой предмет возьми: реален ли предмет?

Посмейся и отбрось: обман, предмета нет.

*    ? *

Любовью горестной пускай пылает сердце,

Коня строптивого пускай седлает сердце.

Где, как не в Сердце, быть отечеству Любви?

Чего, как не Любви, всегда желает Сердце?

* * *

До сердца моего свет Истины достал
И тот и этот мир сиянием застлал.

Скажите так: в жару, в любовной лихорадке
Я потом изошёл и океаном стал.

* * *

О друге я мечтал... Но им не стал никто.

Как руки простирал!.. Не сострадал никто.
Недаром сказано: «Просящий безутешен».
Того, о чём прошу, здесь не видал никто.

* * *

Когда 6 я властен был над этим небом злым,

Я б сокрушил его и заменил другим,

Чтоб не было преград стремленьям благородным
И человек мог жить, тоскою не томим.

* * *

Приход наш и уход загадочны, — их цели
Все мудрецы земли осмыслить не сумели,

Где круга этого начало, где конец,

Откуда мы пришли, куда уйдём отселе?

* * *

Красой затмила ты Китая дочерей,

Жасмина нежного твоё лицо нежней.

Вчера взглянула ты на шаха Вавилона
И всё взяла: ферзя, ладьи, слонов, коней.

* * *

Как полон я любви, как чуден милой лик,

Как много я б сказал и как мой нем язык!

Не странно ль, Господи? От жажды изнываю,
Л тут же предо мной течёт живой родник.

* * *

Общаясь с дураком, не оберёшься срама,
Поэтому совет ты выслушай Хайяма:

Яд, мудрецом тебе предложенный, прими,
Из рук же дурака не принимай бальзама.

 

Вопросы и задания

1.    Как вы считаете, какие факты биографии оказали решающее воздействие на
формирование особого отношение к жизни, представленного в «Рубайяте»
Омара Хайяма?

2.    Почему Омара Хайяма называют великим гуманистом Востока?

3.    Что такое рубайи? Какие особенности литературной формы демонстрируют
представленные четверостишия? Есть ли в них общие черты? Чем они отли-
чаются? Аргументируйте их принадлежность к этой литературной форме.

4.    В чём заключается основной пафос поэзии Омара Хайяма?

5.    Какие человеческие взаимоотношения, описанные восточным поэтом, близки
лично вам? Подтвердите свои аргументы цитатами.

6.    Найдите в предложенных текстах «сквозные» образы, которые встречаются
в разных четверостишиях. Знаете ли вы художественные произведения,
в которых есть подобные образы? Приведите примеры.

7.    Как вы считаете, лирический герой «Рубайята» воспринимает мир с большей
долей оптимизма или пессимизма? Ваши размышления подтвердите текстам и.

8.    Какое из произведений вы могли бы избрать вашим жизненным девизом?
Почему? Объясните свои рассуждения.

9.    Какие художественные образы вам встретились впервые? Насколько они для
вас интересны? Объясните свои ответы.

10.    Найдите в четверостишиях метафоры. Как они влияют на восприятие поэзии
Омара Хайяма? Способствует ли это её афористичности?

11.    Выучите наизусть понравившиеся вам рубайи (3-4 на ваш выбор), приготовь-
тесь выразительно их прочитать.

12.    Дайте развёрнутый ответ на тему «Сущность человеческого бытия в поэзии
Омара Хайяма».

13.    Объединитесь в несколько групп. Попробуйте расположить поданные в
учебнике рубайи как общую историю жизни человека. Во время презентации
аргументируйте, почему вы выбрали именно такой порядок четверостиший.

14.    Что, на ваш взгляд, общего содержат четверостишия Омара Хайяма и Дмытра
Павлычко? Чем они отличаются? Аргументируйте свои размышления.

15.    Найдите художественные переводы «Рубайята» Омара Хайяма, которые не
вошли в учебник. Попробуйте сопоставить переводы одного и того же четве-
ростишия, сделанные разными авторами. Что вы заметили? О чём это свиде-
тельствует?

16.    Внимательно рассмотрите иллюстрации к четверостишиям Омара Хайяма.
Какие из них показались вам более выразительными? Почему? Как они соот-
носятся с вашим восприятием лирических миниатюр в жанре рубаи? На чём
акцентируют внимание художники в своих работах?

 

 

 

Это материал учебника Литература 8 класс Бондарева

 

Автор: admin от 26-10-2016, 23:17, Переглядів: 1599